Сайт функционирует
при финансовой поддержке Федерального агентства
по печати и массовым
коммуникациям


Москва, Зубовский бульвар, 4
Тел.: +7 (495) 637-23-95
E-mail: ruj@ruj.ru

Онлайн-приемная

Project Syndicate (США): сенсационный ориентализм западных СМИ

A A= A+ 13.05.2021

Нью-Дели — Базовое правило журналистики при освещении любой массовой трагедии — деликатное отношение к жертвам и к тем, кто скорбит. Западные СМИ, которые одновременно выступают в роли международных СМИ, обычно соблюдают это правило, когда что-либо подобное происходит в их собственных странах, но игнорируют его, сообщая о катастрофах в незападных обществах.

Примером подобных подходов является освещение смертоносной второй волны covid-19 в Индии. Западная пресса полна фотографий мёртвых тел и других ярких сцен, которые, как правило, не публикуются после аналогичных катастроф в странах Запада. На долю Европы и США приходится примерно половина всей мировой смертности от сovid-19, но западные СМИ не публиковали картины ужаса из этих стран.

Даже когда пандемия в США и Европе была на пике, немыслимо было себе представить, чтобы команды телевизионщиков вторгались в реанимационные отделения ради того, чтобы показать, как перегружены работой врачи и медсёстры. Но из индийских больниц такие сцены транслируются на весь мир, без всякой заботы о том, как подобное вмешательство может повлиять на решения, касающиеся жизни и смерти. Тележурналисты так и вьются вокруг индийских семей, потерявших близких; они превращают их личную скорбь в публичный спектакль на потребу западной публике.

Сообщая о скорбящих в собственных странах, те же самые СМИ действуют намного осторожнее. Например, рассказывая об общих могилах, которые приходилось копать, чтобы похоронить всех умерших в Нью-Йорке на ранних этапах пандемии сovid-19, они публиковали отредактированную съемку с видами туманных аллей. А пандемия в Индии запомнится кошмарными кадрами мёртвых тел, горящих на кострах — западные СМИ транслируют их по всему миру.

Погребальные костры — это классический элемент западных романов, рассказов о путешествиях и художественных полотен, посвящённых Индии. Направляя телекамеры на эти костры, западные СМИ стремятся удовлетворить патологический интерес своей аудитории к индуистской традиции кремации мёртвых (хотя этот дружественный природе обычай становится всё более популярен на Западе). В этих репортажах совершенно игнорируется тот факт, что показ кошмарных сюжетов с горящими кострами является гротескным и крайне неуважительным вторжением в личную жизнь индийцев.

Уже далеко не первый раз западные СМИ демонстрируют свою бесчувственность при освещении катастроф за рубежом. В репортажах о катастрофе 2011 года в Фукусиме тема жертв отходила на второй план на фоне сенсационных сюжетов об утечках радиации. Кроме того, западные сообщения изобиловали культурными и расовыми стереотипами: работников, которые работали с повреждёнными ядерными реакторами, называли «ядерными самураями», «человеческим жертвоприношением» и «ядерными ниндзя, выполняющими самоубийственную миссию».

В реальности в Фукусиме не было ни одной жертвы радиации, поскольку оттуда своевременно были эвакуированы 100 тысяч жителей. Это, впрочем, не помешало западным СМИ раздувать истерию лживыми, подстрекательскими сравнениями с Чернобылем. Из-за этого стремления к сенсационности в репортажах СМИ грузовые суда начали избегать японские порты, причём даже те порты, которые расположены вдали от Фукусимы, а некоторые страны эвакуировали своих граждан из Токио и других городов.

Аналогичные подходы западные СМИ используют в Африке, изображая её континентом варварских орд и бесконечных катастроф, местом, где очень мало счастливых, улыбающихся лиц. Эпидемия Эболы, охватившая в 2014-2016 годах Гвинею, Либерию и Сьерра-Леоне, в конечном итоге унесла жизни 11 325 человек. Иными словами, за два года от этой болезни там умерло столько же людей, сколько за два дня умирало от сovid-19 в США всего три месяца назад. Тем не менее, освещение западной прессой эпидемии Эболы сосредоточилось исключительно на мешках с трупами, традиционных обычаях поминовения усопших, а также на похоронных ритуалах Западной Африки. Пулитцеровская премия 2015 года за лучшую фотографию была присуждена фотожурналисту-фрилансеру, который ходил за людьми, собиравшими мёртвые тела, и документировал страдания, смерть и отчаяние жителей Западной Африки для газеты «The New York Times».

 

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER